Священные коровы свободы творчества и свободы слова заблудились, стали бодливыми, а молока не дают. А вот мы не хотим и не будем лгать. И молчать не должны, зная, чем рассмотренное нами художество грозит и творцам, и зрителям. Вышедший в эфир Одинцовского телевидения 12 августа 2017 года выпуск программы "Слово" посвящен нравственной оценке готовящегося выйти на экраны нашей страны кощунственного фильма режиссера Алексея Учителя "Матильда".

Отечественное киноискусство сбросило на Россию в год столетия русской революции особо мощную фугасную бомбу, тип которой получил в Англии в 1942 году название «блокбастер». От block — квартал, и bust — разрушать. Эта разрушительная бомба — фильм «Матильда».

Русское общество, после десятилетий информационной войны, развязанной в России против православной монархии и закончившейся в 1915–16 годах массированной артиллерийской подготовкой перед решающим революционным наступлением — а именно систематическим искажением действий правительства с трибуны Государственной думы и в прессе — с удивительной лёгкостью вдруг, в течение нескольких дней, перестало связывать Россию с царём, с его всем знакомым лицом, с его семьёй, поименно поминавшейся ещё совсем недавно на Великой ектенье в храмах.

Сто лет назад Пасха пришлась на 2/15 апреля, погода тогда весь день стояла «лучезарная», — по слову «бывшего царя» Николая Александровича, содержавшегося под арестом в Царском селе. Император всегда был сдержан, и в своём дневнике всю жизнь немногословен.

Каждый день Церковь отмечает какой-нибудь праздник или вспоминает событие Священной истории. Известные наши святые подвижники Иоанн Кронштадский и Алексий Мечёв старались ежедневно проводить богослужения, чтобы люди знали, что есть храм, куда можно в любой день прийти помолиться, хоть немного побыть в общении со святым, память которого сегодня празнуется. Ведь только в Церкви можно обрести то особое спокойствие, внутреннюю тишину, мир душевный, благодаря которым человек сможет твердо стать и ответственно пройти свой непростой узкий жизненный путь. Разговор об этом пойдет в программе "Слово", которая была показана на Одинцовском телевидении 28 января 2017 года.

Общение с прихожанами вне храма могло привести к непредсказуемой реакции контролирующих органов, чьи агенты, кажется, отслеживали даже последнюю приходскую мышь. Травля верующих развернулась по местам работы и учебы. В лучшем случае — позорная доска, хуже — увольнение с работы или исключение из учебного заведения.

Строящийся храм предполагается посвятить Спасителю, Иисусу Христу, Который подарил зрение слепорождённому. Второго такого посвящения на земле, насколько нам известно, не существует. Но задачи выделиться, привлечь к себе праздное внимание, у нас нет. Просто прозрение сейчас — а, впрочем, всегда — настолько важно, что надо на это обратить особое, пристальное внимание. Пристальное всматривание. Стоит вглядеться в проблему.

Мы лишь песчинки с тобой в океане времени:
Ищем добра ли, покоя ли и справедливости…
         Статус шута избавляет от льстивой необходимости,
  Но перед вечностью тленны таланты и гении…

Такие места созданы для чтения Псалтири и созерцания природы: всякая тварь Божья и всякое творение Его раскрывается здесь во всей своей полноте. Крымские горы: иллюстрации к Псалтири царя и пророка Давида. За всё время похода удалось так близко соприкоснуться с природой, настолько её прочувствовать.

Связи, относящиеся ко времени, то есть коммуникации исторические — они и есть собственно человеческие. Слово вводит в общение, потому что оно — из диалога. Цифра соединяет иначе, а именно с той выверенной точностью, что устраняет всякую возможность непредсказуемости, то есть устраняет благодарное и живое общение свободных и изменчивых существ.

Скука, которой повиты приевшиеся «великолепные кощунства», в которую они закутаны, как куколка бабочки в свою ворсистую оболочку. Но только мертвая, мертвая куколка, безнадежная такая куколка с засохшей бабочкой. А если быть совсем точным — ворсистая оболочка без ничего внутри.

Становление словесности в Дунайских княжествах, находившихся под владычеством Турции, было путем народа к внутренней, а затем и внешней, политической свободе. Проблема свободы, одна из важнейших для искусства, жизненно важна для румынской литературы и постоянно ею затрагивается. Она — в центре творчества лучших румынских писателей.

Английский писатель Кит Гилберт Честертон (1874—1936) известен многим по детективным и, отчасти философским рассказам об отце Брауне. Творчество его, однако, не ограничивается этими произведениями, это лишь малая часть оставленного им наследия — романы, трактаты, эссе, многочисленные статьи, в которых он критикует реалии современности, часто подчеркивая их абсурдность.

Одним понятием «молодёжь» мы пытаемся обозначить разные миры и судьбы, подразумевая только один признак — возраст. А по большому счёту рассуждать о молодёжи, судить, обвинять — совершенно бесполезное дело. Она такая, какой мы её воспитали, какие ценности в неё вложили, какую духовную основу дали. Так что с себя спрашивать надо и не множить свои грехи.

Эти жесткие рамки «от и до» в условиях полной «открытости» нашей демократической державы стали настоящими кандалами для большинства ее «тружеников тыла». Упиваясь невиданной раньше «мобильностью», приходится восполнять «пробелы» и отдавать все силы на срочное покорение мира, всплывшего из-под железного занавеса, планируя следующую поездку сразу по возвращению из предыдущей или еще «во время оно».

Ау, читатель!

И хочу призвать его, неведомого и невидимого посетителя сайта, к участию в полемике. А предмет полемики — самый горячий, тот, которого мы, авторы, нередко уже касались в своих публикациях: молодёжь. Есть тут жив человек, есть молодой посетитель у нашего сайта, ну хоть один? Так откликнись же, рассуди в конце концов, кто из нас прав.

Когда я, будучи новоиспеченным выпускником университета, вступал в сознательную церковную жизнь, главным моим опасением было именно это. А вдруг придя в Церковь, я должен буду отказаться от самого себя, от своей любимой музыки, поэзии, друзей и т.д.? Надо сказать, подобные страхи бытуют среди обращающихся к Православию, и хотя в моем случае они не подтвердились, тем не менее, я хорошо понимаю тех, кто их испытывает.

Духовная, и не очень, литература полна примеров того, как человек, не поняв и не исполнив волю Божию относительно своего жизненного предназначения, терпел крушения судьбы разной степени тяжести и продолжительности. Иногда в таких историях присутствует налет фатальности. Страх не почувствовать, не распознать волю Божию может спровоцировать развитие нездоровой мистики, а отсюда серьезные духовные ошибки.

© 2011-2017  Правкруг       E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Содружество православных журналистов, преподавателей, деятелей искусства.

   

Яндекс.Метрика