Несколько слов перед чтением Нового Завета

Несколько слов перед чтением Нового Завета

Новый Завет вытекает из Ветхого, или, как цветок, венчает его. Новый не является   раскрытием значения отдельных фрагментов Ветхого Завета. Последний нельзя рассматривать лишь как предысторию, как вынужденное вступление к финалу.  Новый раскрывает смысл всего замысла Божия о человеке, отраженного в Священном Писании в целом. Поэтому сказать, как часто утверждают, что Ветхий Завет ценен сверкающими в нём, подобно золотым песчинкам в песке, пророчествами о грядущих временах, о восстановлении общения людей с Богом в Церкви, значит, сказать мало, не достаточно полно.

Так как Новый Завет есть осуществление самого смысла Писания от начала до конца – от «В начале сотворил…» до «Ей, гряди, Господи Иисусе!» – то надо ответить на вопрос, в чём состоит этот смысл, обнимающий оба Завета?

Всё Священное Писание целиком и полностью говорит о единстве, о любви и верности, которые должны определять все отношения между Богом и человеком. Эти любовь и верность людям  заданы, поставлены перед ними целью, но ими не достигнуты. И вот, Писание свидетельствует о неизменной любви и преданности Бога своему народу, и о постоянных же изменах и уклонениях людей от своего Творца и Промыслителя. Вечно изливающееся благо и упорная неблагодарность, приведшая к убийству Бога, к Распятию Христа.

Тема Завета или союза; сочетания в единстве и согласии Творца и вершины творения – человека; или, иными словами – образ брачного договора: Израиль хранит заповеди Закона и следует им, а Бог – всемогущий и всеблагой супруг – хранит, питает и просвещает Свою невесту, Свой народ, ведёт его к полноте и совершенству жизни: эта тема является единой и общей для всех книг Священного Писания, ветхих и новых. Христос, как истинный Бог, Своей земной жизнью, смертью и воскресением исполняет весь закон, обновляет его, придаёт смысл всему от сотворения мира. Не было бы воплощения Сына Божия и подвига Его – все усилия Божии по спасению человека, то есть попытки достичь единства, представляли бы трагическую историю: начало есть, а расплетшиеся концы уходят в никуда, теряются в сумраке бесконечности… Но Христос – альфа и омега, начало и венец всех начал. Фактически повторяя слова пророка Иеремии (31, 31), Господь Иисус Христос на Тайной Вечери – совершая последнюю ветхозаветную Пасху и первую Литургию – говорит о Новом Завете, заключаемом уже не в крови агнцев и тельцов, но в Его Крови.

Ветхое – это путь и приготовление; это скрытое от суеты присутствие и созревание. Новое – разрешение, очевидность. Мы, христиане – участники совершившегося. Поэтому открытие смысла и полноты жизни, её тепла и красоты для себя мы можем начать не издалека, не с истории, но с того, что перед нашими глазами сейчас, в чём мы пребываем: с Нового Завета.

 

Часть вторая

Для людей сегодня Библия – известная книга. И словосочетание Новый Завет знакомо и тем нашим современникам, которые ни разу не раскрывали новозаветных страниц. Что означают слова Завет и Евангелие? Славяно-русский термин Завет – перевод с греческого «диафики» – завещание. В свою очередь диафики есть перевод слова «берит», которое на иврите только на периферии своей семантики может означать «завещание». Главное же значение слова – согласие, договор, союз.

Особое значение иудейская традиция придавала завету Бога с Моисеем через принесение жертв и окропление кровью (Исх. 24, 3 – 8). Израиль в истории постоянно отступает от Завета, изменяет Богу. А вместе с тем, в лице пророков и праведников, и в силу переживаемых новых скорбей духовно растёт, и само понимание Завета с течением веков (от 13 в. до Р.Х. до 7 в. до Р.Х.) возвышается и одухотворяется. Пророк Иеремия возглашает: «Вот, наступают дни, говорит Господь, когда я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду их Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь….» (Иер. 31, 31 – 34).

Завет этот станет последним; требования закона преобразятся во внутренний императив сердец; завет не такой, как с отцами, но новый навсегда. О новом завете в Своей крови говорит Сам Господь Иисус Христос. Его слова, в послании к Коринфянам, передаёт апостол Павел: 1 Коринфянам, гл.11, в стихе 25. Во втором послании той же Церкви апостол продолжает и уточняет мысль пророка Иеремии. Он пишет коринфянам: Бог «дал нам способность быть служителями нового завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2 Кор. 3, 6). Закон, Тора возвещает о смерти и воскресении Мессии, Христа, Помазанника. И вот, и смерть Его совершилась, и воскресение произошло. То, о чём «писал Моисей в законе и пророки», полностью осуществилось. Новый Завет, вобравший в себя Ветхий, заключён.  Но только со второго века по Р.Х. христиане стали называть весь корпус своих благовестий Новым Заветом.

Благовестие, по-гречески: Евангелие – это благая, добрая, радостная, исполненная ликования весть. А также, согласно древнему значению слова, и воздаяние, награда тому, кто эту весть приносит. Евангелием, в богословском значении, называют провозвестие радости о спасении во Христе Иисусе: то есть и саму благую весть, озаглавливающую произведение; и проповедь о спасении, о приблизившемся Царствии Божием. Евангелист Марк, начиная своё Благовестие, навсегда определил особый новый жанр христианской письменности: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия…»

 

Часть третья

Итак, Христианская Церковь реализует, актуализирует «документ» о вечном Союзе, о неизменном – в существе своём – вечном Завете, обновлённом смертью и воскресением Одного из Лиц Святой Троицы. Она сама и есть осуществление, реализация Нового Завета. Читая Новый Завет и, являясь чадами Церкви, принадлежа ей в силу участия в том, чем она живёт, мы читаем о своей собственной жизни в её высоком, истинном измерении. Вникая в строки Нового Завета вместе с Церковью, мы открываем для себя самое важное: личное жизненное задание, или: какими мы должны быть; какими нас, носящих Имя Христа, хочет видеть Христос Бог. Поэтому читать Новый Завет, вообще слово Божие, нельзя как историю о чём-то, или как необходимую «культурную» информацию. Читать нужно всеми способностями и силами личности. И умом, и сердцем, ну и, разумеется, глазами. Но если одними лишь глазами и одной маленькой жилкой ума, тогда мы недалеко уйдём от Петрушки из «Мёртвых душ» Гоголя: он читал подряд и без разбору похождения влюблённого героя, молитвенник и химию, но содержанием книг «не затруднялся».

Благо, когда все грани, все планы – вся деятельная и созидательная глубина личности – соединены в постижении Слова Божия. Человек, объективно отмечая в себе постепенное умственное и духовное усложнение, открывает в Писании не один, а нескольких смыслов. Градация смыслов Священного Писания, классификация уровней смыслового постижения Библии возникла ещё во II веке по Р.Х. Климент Александрийский говорил о пяти смыслах в Писании. После него Ориген полагал, что как человек состоит из тела, души и духа, так и Писание обладает трёхуровневым смыслом: буквальным, моральным, и духовным или мистическим. Позже на эту тему, выдвигая  свои теории, в основном не противоречившие предыдущим, высказывались блаженный Августин, преподобный Иоанн Кассиан, преподобный Максим Исповедник и другие.

Замечательно описал многозначность и неисчерпаемую смысловую высоту Писания А.С. Хомяков в известном стихотворении «Звёзды» (1856 г.). Русский поэт и мыслитель художественными средствами, ярко и образно, разворачивает перед читателем ту многоплановость, о которой писали Отцы Церкви.

В час полночного молчанья,

Отогнав обманы снов,

Ты вглядись душой в писанья

Галилейских рыбаков, –

И в объёме книги тесной

Развернётся пред тобой

Бесконечный свод небесный

С лучезарною красой.

Узришь – звёзды мысли водят,

Тайный хор свой вкруг земли,

Вновь вглядись – другие всходят;

Вновь вглядись – и там вдали

Звёзды мысли, тьмы за тьмами,

Всходят, всходят без числа, –

И зажжётся их огнями

Сердца дремлющая мгла.

В час полночный, близ потока

Ты взгляни на небеса:

Совершаются далёко

В горнем мире чудеса.

Ночи вечные лампады

Невидимы в блеске дня,

Стройно ходят там громады

Негасимого огня.

Но впивайся в них очами –

И увидишь, что вдали

За ближайшими звездами

Тьмами звёзды в ночь ушли.

Вновь вглядись – и тьмы за тьмами

Утомят твой робкий взгляд:

Всё звездами, всё огнями

Бездны синие горят.

Поэты тютчевской плеяды.  М., 1982, с.274.

Ярким, живописным примером многозначности является рассказ из Евангелия от Луки о путешествии двух учеников Христовых – самого Луки, и Клеопы – во Еммаус. Евангелист Лука – писатель, художник и врач –  заботился, как известно, о литературной форме своих «воспоминаний». Как художнику, ему важна была и деталь, и картина во всём объёме. Вот двое путников покинули Иерусалим после распятия Иисуса, в день Его воскресения. О восстании Христа из мертвых  странники, отправляясь в путь, ещё не знали. Лука и Клеопа шли по дороге в самом что ни на есть реальном смысле. По дороге может быть мощёной, обутые в сандалии; им под ноги попадались камушки и они, вероятно, оступались; им в глаза светило закатное солнце, потому что дорога вела на запад, и поэтому они, вероятно, склонили головы. Шагать им предстояло двенадцать вёрст, и не идти же так долго молча. Тем более после происшедшего: буря переживаний шумела в них и терзала сердца, и смотрелись они крайне огорчёнными, просто «дряхлыми» – по-славянски. Итак, это: буквальность и историчность путешествия. О наглядном, чувственном плане евангельского события можно рассуждать подробно и пространно, привлекая археологические, историко-политические, историко-социологические и прочие фактические сведения.

Шли путники, сокрушенные горем. И хотя какая-то, неведомая нам, нужда погнала их на ночь глядя вон из столицы, они ни о чём другом не могли беседовать, как только о своей беде, о злобе князей, о пошатнувшейся надежде. Всем существом они хранили верность Учителю. Их сознание было настолько погружено в случившееся накануне, что являло одну согласную мысль, одно страдающее чувство: любовь и преданность Иисусу Назарянину, «сильному в деле и слове пред Богом и всем народом». Это – уровень моральный.

Они шли по дороге, восходя в Еммаус; шагали к тому дому в селении, где им предстояло разделить трапезу  с неузнанным до поры попутчиком. Примкнув к ним на пути, Он изъяснял им Писание, говорившее всё о страдании, но и о победе над смертью их Учителя. Лука и Клеопа заслушались собеседника, что-то новое и светлое входило в их души, но когда их гость, уже в горнице емаусского дома, протянул им хлеб, тогда они узнали Его. Тогда в этом Человеке им открылось страшное и великое присутствие Бога, протянувшего им руку общения, и переполнившего их сердца могучей радостью. Словами, изъяснением Писания Христос приготовил их дух к встрече с Собой. И в совершившейся встрече они познали Бога. И это – план духовный.

Возвращались они бегом в новую жизнь, у которой теперь не стало обрыва, чёрной пустоты впереди. Они спешили в Иерусалим с благой вестью, с горящим  ликующим сердцем. А это, возможно, перспектива «анагогическая»: план сбывающейся надежды и будущего века.

Но, даже и не отдавая себе отчёта во всём том богатстве, что заключается в Библии, и особенно в Новом Завете, люди, повинуясь голосу сердца, склоняются к Слову Божию как к некоему духовному источнику, надеясь найти в нём «воду жизни». Достоевскому на каторге не разрешалось иметь других книг, кроме Евангелия. Никакой другой пищи, и никакого иного пития. Он, образно говоря, просверлил глазами эти слова, снял с них налёт чувственных ассоциаций, вошёл внутрь. И понял, почувствовал, что слова эти сказаны ему лично. И не Матфеем или Иоанном, а через мытаря и рыбака Богом. О его грешной каторжной жизни. Опыт, конечно, таинственный, рационально необъяснимый, но возможный для человека, оставшегося наедине со Словом Жизни.

Этот опыт Фёдор Михайлович не скрыл, но облёк в образы и сердечные движения: на нём, как на главной мысли – фундаменте, краеугольном камне – построен роман «Преступление и наказание». Печатание романа было сопряжено для Достоевского с некоторыми цензурными сложностями. Среди прочих с теми, что относились к четвёртой главе четвёртой части, где Соня читает Родиону, четыре дня как убившему старушку и её сестру, о воскрешении Спасителем четверодневного Лазаря. Действительно, фундаментный камень, четыре угла. Четыре стороны, четыре Евангелия, четыре словесные иконы Христа. Цензура же пыталась, почему-то, ослабить этот евангельский фрагмент произведения, и автору приходилось отстаивать рассказ о Лазаре, чтобы слова Благовествования от Иоанна в возможно большей полноте легли на страницы «Преступления и наказания». Благонамеренному чиновничеству спокойней бы было с Евангелием пересказанным, пережёванным, укрощённым. В чистом виде оно – великая сила, слово Живого Бога, воскрешающего мёртвых, возвращающего к жизни души убийц и блудниц.

«– Так ты очень молишься Богу-то, Соня?»

Раскольников выпытывал у Сони подтверждения своих предположений, желая убедиться в её, как ему казалось, помешательстве.

«– Что ж бы я без Бога-то была? – быстро, энергически прошептала она, мельком вскинув на него вдруг засверкавшими глазами…»

«– А тебе Бог что за это делает? – спросил он, выпытывая дальше.

– Молчите! Не спрашивайте! Вы не стоите!.. – вскрикнула она вдруг, строго и гневно смотря на него. – Всё делает! – быстро прошептала она, опять потупившись.

На комоде лежала какая-то книга. Он каждый раз, проходя взад и вперёд, замечал её; теперь же взял и посмотрел. Это был Новый Завет в русском переводе. Книга была старая, подержанная, в кожаном переплёте».

Достоевский описывает книгу, подаренную ему в 1850 году в Тобольске, на пересыльном дворе, жёнами декабристов Муравьёвой, Анненковой и Фонвизиной. «…Четыре года (опять четыре – П.К.) пролежала она под моей подушкой в каторге. Я читал её иногда, и читал другим».

Читает Соня Раскольникову, по его просьбе, о воскресении Лазаря. Раскольников и сам уже и духом, и душой почти умер: невидимо, совершив преступление, он наложил на себя руки. Не буквально. Но, убив, смертельно ранил свою душу и вот, умирает. И потянулся за помощью; потянулся к той, что также ранена смертельно, а поэтому способна понять его сердцем. Евангельские слова – переломные в романе. С их прочтения начинается путь героя, и его спутницы, к новой жизни.

«Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением вечной книги» ( Достоевский Ф.М. ПСС. Ленинград, 1973. Том 6. СС. 248 – 252).

Вероятнее всего, Достоевскому подарили книгу, изданную Российским Библейским Обществом в 1820 году. Само Общество было учреждено в 1813, в 1816 оно приступило к переводу Священного Писания на русский язык. В 1818 вышло 10 тысяч экземпляров Четвероевангелия, а уже в 1820 – весь Новый Завет. В 1826 году Николай I закрыл РБО, и только в 1858 году, при Александре II, перевод и издание Библии возобновились.

Раскольников и Евангелие встретились, один на один, на каторге. Достоевский художественно показывает, как Слово Божие находит путь к сердцу человека. Что сопротивляется ему? Лень, благополучие, самоуспокоенность, безопасность, самодовольство. Коротко говоря – материализм, то есть религия обожествления всего плотского, временного. От любви к праху глохнет и слепнет душа, и перестаёт понимать важнейшие для себя вещи.

С.И. Фудель, замечательный русский церковный писатель, в книге Воспоминаний пишет о своём отце, протоиерее Иосифе Фуделе. Общественное и священническое служение отца Иосифа, пришедшееся на последние сорок лет Российской Империи, для его сына Сергея составляет целую эпоху. И это и для нас, вдумывающихся в уроки прошлого, эпоха – завершение всего, что накопила Россия, славного и смертного, за годы своего имперского величия.

«Странное это было время, – пишет Сергей Иосифович, – когда среди общего бездумного благодушия высших классов отдельные люди страдали страданием умирающей эры. Отец несомненно принадлежал к ним.

Эра давно умирала. В воспоминаниях Я.М. Неверова (близкого друга Станкевича) есть такое место, относящееся, очевидно, к 1830–1831 годам: «Читаю ли я Евангелие? – спросил меня преподобный Серафим. Я, конечно, отвечал «нет», потому, что в то время кто же читал его из мирян – это дело дьякона».

Чьим же делом стало это чтение через 50 лет после этого разговора? Конечно, дьяконы продолжали читать его, читали его и батюшки на всенощных, но кто читал его из интеллигенции?»

А как по-разному Слово Божие воспринимается даже у соседних народов; неповторимо, лучом света в различной среде, преломляется оно в разных культурах. Да и два человека прочитают одно и то же, и Писание уврачует у каждого из них то, что требует помощи сейчас. «Дары различны, – пишет апостол Павел Коринфянам, – но Дух один и тот же» (1 Кор. 12,4).

Лекарство от душевной лени –

Божественное откровенье,

Всесильное и в наши дни.

Всего сильнее им согреты

Страницы Нового Завета.

Вот, кстати, рядом и они.

Это говорит Фауст из трагедии Гёте, немец. Дух порядка и бодрой организации.

 

Нет, жизнь тебя не победила,

И ты в отчаянной борьбе

Ни разу, друг, не изменила

Ни правде сердца, ни себе.

Но скудны все земные силы:

Рассвирепеет жизни зло –

И нам, как на краю могилы,

Вдруг станет страшно тяжело.

Вот в эти-то часы с любовью

О книге сей ты вспомяни –

И всей душой, как к изголовью,

К ней припади и отдохни.

Это Тютчев, русский. Страдающий дух. Из стихотворения «При посылке Нового Завета».

И, наконец, свидетельство совсем свежее. Рассказывал доктор, хирург, вполне современный. Чем-то симпатичен был ему больной старик, напоминал отца. Очень мучился после операции, то сдавленно, то, когда невозможно было сдерживаться, громко стонал. Дней десять или даже больше. Доктор заходил к нему, хотя и не обязан был. Имелся и лечащий врач. Он знал, что помочь ему уже нечем, уколы не возьмут. И вот он спросил однажды, просто так, движимый состраданием: «Что-нибудь я могу сделать для Вас?»  «Евангелие, – услышал он, – немножко». В первый раз  он тогда открыл эту книгу, она лежала на тумбочке. Самому себе удивляясь, начал  читать. Читал с каким-то внутренним недоумением: зачем я это делаю? Поднимая изредка глаза на дедушку, видел, как тот  затихал, как будто ненастье проходило, дыхание его становилось размеренным и лёгким. Он весь посветлел. Потом он счастливо улыбнулся, и улыбка, вспоминал позже доктор, уже не оставляла его лица. Он приходил к нему ещё три дня, когда улучал несколько минут, садился и читал. А в ночь на четвёртый дедушка поблагодарил дежурную сестру и сказал: «Какую жизнь хорошую прожил». И скончался тихо, просто вздохнул.

Протоиерей Павел Карташев

Настоятель Преображенского храма села Большие Вязёмы и Ильинского храма деревни Чапаевка (бывшая Часовня). Посвящён в сан священника в декабре 1991 года. Кандидат филологических наук. Автор книг для детей и юношества; сборников рассказов и очерков; книг духовно-просветительского содержания. Преподаватель Коломенской Духовной семинарии.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Правкруг.рф  —  это христианский православный интернет-журнал, созданный одноименным Содружеством православных журналистов, педагогов, деятелей искусства  

Новые материалы раздела

Правкруг существует на ваши пожертвования
Ваша помощь дает нам возможность
продолжать развитие сайта.
 

ЦС banner 4

Звонница play

 socseti vk long  socseti fb long

Баннер НЧ

us vyazemy v2

LNS

-о-Бориса-Трещанского-баннер10-.jpg

баннер16

Вопрос священнику / Видеожурнал

На злобу дня

07-07-2015 Автор: Pravkrug

На злобу дня

Просмотров:2575 Рейтинг: 3.67

Как найти жениха?

10-06-2015 Автор: Pravkrug

Как найти жениха?

Просмотров:2998 Рейтинг: 4.62

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

30-05-2015 Автор: Pravkrug

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

Просмотров:3029 Рейтинг: 4.31

Скажите понятно, что такое Пасха?

10-04-2015 Автор: Pravkrug

Скажите понятно, что такое Пасха?

Просмотров:2228 Рейтинг: 4.80

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

08-04-2015 Автор: Pravkrug

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

Просмотров:1783 Рейтинг: 5.00

Вопрос о скорбях и нуждах

03-04-2015 Автор: Pravkrug

Вопрос о скорбях и нуждах

Просмотров:1900 Рейтинг: 5.00

В мире много зла. Что об этом думать?

30-03-2015 Автор: Pravkrug

В мире много зла. Что об этом думать?

Просмотров:2005 Рейтинг: 4.67

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

14-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

Просмотров:1839 Рейтинг: 5.00

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

11-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

Просмотров:1361 Рейтинг: 5.00

Зачем в школу возвращают сочинения?

06-03-2015 Автор: Pravkrug

Зачем в школу возвращают сочинения?

Просмотров:1308 Рейтинг: 5.00

У вас были хорошие встречи в последнее время?

04-03-2015 Автор: Pravkrug

У вас были хорошие встречи в последнее время?

Просмотров:1466 Рейтинг: 5.00

Почему от нас папа ушел?

27-02-2015 Автор: Pravkrug

Почему от нас папа ушел?

Просмотров:1979 Рейтинг: 4.60

 

Получение уведомлений о новых статьях

 

Введите Ваш E-mail адрес:

 



Подписаться на RSS рассылку

 

баннерПутеводитель по анимации

Поможет родителям, педагогам, взрослым и детям выбрать для себя в мире анимации  доброе и полезное.

Читать подробнее... 

Последние комментарии

© 2011-2017  Правкруг       E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Содружество православных журналистов, преподавателей, деятелей искусства.

   

Яндекс.Метрика