Версия для печати

Самая равноудалённая точка от всех морей (христианская православная миссия в Тыве).

Оцените материал
(2 голосов)

Самая равноудаленная точка от всех морей — географический центр Азии — находящаяся в месте слияния Большого и Малого Енисея, стала известной русским крестьянам-переселенцам в конце XIX века. Первый православный храм в честь святителя Иннокентия Иркутского был построен в 1910 году в русском поселении Туран. В 1915 году в еще одном русском поселении с благозвучным названием «Белоцарск» началось строительство Свято-Георгиевской церкви, но в 1920 году, в результате докатившейся и сюда гражданской войны, церковь сгорела.

Настоятелем Свято-Иннокентьевского храма в Туране был назначен о. Владимир Юневич, который прибыл в Урянхайский край из Белоруссии с большой семьей — матушка и пять детей. В 1927 году о. Владимир был выслан из Турана, впоследствии арестован и 12 декабря 1937 года расстрелян. В 1961 году храм был разрушен по указанию властей. Трактором зацепили колокольню и раскатали по бревнышку добротно сделанный сруб. К этому времени в бывшем Белоцарске, а теперь республиканском центре — Кызыле, действовал построенный в 1951 году храм, освященный в честь Святой Троицы. В противостоянии с богоборческим режимом главной задачей для этого православного островка, единственного в радиусе нескольких сотен километров, было выжить. Священников, стремившихся исполнить заповедь «идите, научите все народы», власть подвергала обструкции, применяя простые и эффективные технологии подлога, клеветы и шантажа.

Однако нет ничего «тайного, что не было бы узнано». А иногда узнавалось очень быстро. Одно время настоятелем прихода служил иеромонах, отец Константин, который строгим исполнением своих монашеских обетов вызывал уважение одних и раздражение других. Будучи единственным в сане представителем Церкви на всей территории автономной республики, отец Константин много встречался с людьми, совершал требы; его часто можно было видеть на улицах города; выезжал он регулярно и районы. И конечно же, ему приходилось контактировать с местными властями. Даже для совершенно далекого от Церкви населения образ человека, всегда появляющегося в одной и той же, непривычной для глаза одежде, с крестом на груди, вызывал интерес, стал быстро и легко узнаваем, и эта вынужденная публичность отца Константина создавала определенный миссионерский эффект.

Намеки местных партийцев на соблюдение «внешних приличий» отец Константин не понимал. Да и не было у него ничего, кроме этой единственной, латаной-перелатанной рясы. Об его нестяжательности лучше всего знали те, кому случалось заглянуть в крохотную церковную сторожку, где он жил. Поэтому попытка чиновников убрать его с прихода, оклеветав в краже нескольких банок краски, превратилась в театр абсурда. Следующий ход был искуснее. Однажды поздно вечером в дверь сторожки постучалась симпатичная барышня. Отец Константин открыл дверь и на просьбу поговорить пригласил ее пройти внутрь. Встреча продолжалась несколько часов. Заказчики ожидали, что барышня поведает миру о падении монаха. А она почему-то молчала несколько дней. Потом пришла в церковь на службу. Потом еще и еще пришла. И, наконец, поведала о том, как встреча с монахом и его слова разбудили ее душу и перевернули жизнь.

Этого власть простить уже не могла. Доносы в вышестоящие органы и церковному священноначалию шли один за другим и решение о переводе отца Константина было принято. Cреди прихожан Свято-Троицкого храма и по сей день немало тех, у кого сердце щемит от воспоминания о том, как батюшка, отслужив последнюю Литургию, вышел на амвон, опустился на колени лицом к людям и попросил у них прощения. Народ Божий сделал то же самое.

В первые постсоветские годы был восстановлен Свято-Иннокентьевский храм в Туране, Церковь могла открыто благовествовать, в русских поселках люди собирали средства и начинали строить храмы с надеждой, что у них появится свой приходской батюшка. Но мощный духовный ветер православной жизни задул на этой земле только в 2011 году, когда в результате церковно-административных преобразований появилась Кызыльская епархия Русской Православной Церкви. За 2-3 года практически вся территория республики была охвачена православной миссией, имеющей здесь исключительное значение в связи с тем, что коренное население в своей подавляющей массе никогда и ничего не слышало о Евангелии.

Разворачивание всего фронта епархиального строительства легло на плечи правящего архиерея Преосвященного Феофана (Кима), епископа Кызыльского и Тывинского. Можно сказать, что Владыка собственноручно выковал кадры епархиального духовенства и организовал различные формы церковного служения на всем, окормляемом епархией, пространстве.

Тыва Феофан

Епархиальный миссионерский съезд в Туве

В Воскресенском кафедральном соборе, освященном Святейшим Патриархом в 2011 году, и в Свято-Троицком храме совершаются полные круги богослужений. Также в республиканском центре действуют еще один храм — больничный, и 2 часовни. В районах построены или строятся в обшей сложности 12 церквей, в которых проводятся регулярные богослужения. Кадровый дефицит, то есть нехватка клириков, остается серьезной проблемой, поэтому далеко не все приходы имеют своего настоятеля.

Епархиальное духовенство, а чаще всех сам Владыка выезжают на эти приходы, где совершают богослужения, исполняют требы, проводят миссионерские встречи с местным населением. Особый интерес коренных жителей вызывает личное появление Владыки в далеких, глухих поселениях, спрятанных в горной тайге восточных районов республики или расположенных в западной части на каменистых берегах Енисея и его притоков. Дорога к этим затерянным уголкам бывает едва различима в выжженной палящим степным зноем траве даже не желтого цвета, а какого-то непонятного пепельного, и ещё высохшей до состояния трухи и слегка прикрывающей такого же цвета землю.

Тыва 2

На земле же неожиданными, как бы не к месту высоко торчащими выступлениями громоздятся скальные породы, похожие на гигантские валуны: как будто какой-то мифический великан разбросал их здесь, и они, падая, раскололи землю и покрыли её множеством больших и маленьких трещин. На самом деле трещины образовались в спекшейся почве от суточных и сезонных температурных перепадов.  Вот по таким первозданным местам земли ездит Владыка и его помощники с благой вестью о приблизившимся к людям Царстве Божием.              

Миссионерский отдел епархии трудится над изданием духовной, просветительской литературы на тувинском языке. Первый перевод полной Библии на тувинский язык был завершен в 2011 году. Известно, что полностью Библия переведена на 450 языков мира. Из языков народов России (кроме русского) в их число входят пока толькочувашский и тувинский. Священники-миссионеры овладели национальным языком, благодаря чему работа с коренным населением быстро принесла ощутимые плоды. Возможность узнать православное вероучение на родном языке не только из литературных источников, но и в живом контакте, пройти катехизацию, разобраться с тем, что происходит и совершается в Церкви, привела к заметному росту прихожан за счет увеличения национальной составляющей.

На постоянной основе исполняется пастырское и миссионерское служение в больницах, наркодиспансере, с заключенными, оказывается помощь социально уязвимым членам общества. За этой официальной формулировкой скрывается очень нужная работа, связанная, например, со сбором средств на лечение и реабилитацию больных детей в современных столичных центрах. Такие проблемы Владыка Феофан берет непосредственно на себя. Он вообще многое успевает, будучи в роли краеугольного камня епархиальной стройки, которая еще только набирает обороты.

Тыва Феофан 2

Архипастырское посещение Тоора-Хема

От православной миссии в азиатско-тюркской среде, глубоко отличной не просто культурно-историческим или даже религиозным содержанием, а иной метафизикой мышления, формировавшейся в духовных схватках тотемизма с шаманизмом и ламаизмом, требуется особая гибкость. Успешный опыт проповеди Евангелия в Тыве есть, но необходимые масштабы миссионерской деятельности только разворачиваются. Здесь, как нигде, неисповедимые пути Господни уходят далеко за горизонт видимых возможностей. Однако ясно, что дорогу, как всегда в подобных случаях, осиливает идущий.