Не одни только исторические воспоминания руководили Церковью — и Ветхозаветной, и Новозаветной — когда она определяла совершать праздник Пасхи в середине ночи, но ещё и глубокий надвременный смысл: тьма поражена Христом в самое своё сердце: в полночь ночь озаряется светом и превращается в день. На главной церковной службе, на Литургии, свет из алтаря волнами обдаёт молящихся в храме, и стоящих у его стен, и весь мир. Нет отныне у ночи абсолютной духовной власти, остался от неё только метеорологический след: она наступает по-прежнему, но лишь как прозрачная тень, скользящая над круглой землёй.

Весенних мыслей бездорожье
И чувств весенних теснота —
Я ухожу от них к подножью
Животворящего Креста.

Тема Великой Отечественной войны меня, как жителя осаждённого Севастополя, всегда волнует. Война началась в Севастополе в 3 часа 15 минут в ночь с 21 на 22 июня 1941 года, когда ещё не погиб ни один солдат, но появились первые жертвы среди мирных жителей на улице Подгорной и Греческом переулке (ныне ул. Партизанская) в результате бомбёжки немецкой авиации.

Идущим в монастырь

Для тех, кто о монашеском пути сегодня только задумывается, хотим напомнить о важности этого шага путем предостережений. Если после всех испытаний и “но” зов к принятию “ангельского чина” сохранится, стоит отдаться на волю Божию и отправиться в монастырь…

Опыт церковной жизни побуждает расширять наши просветительские возможности, и стараться при этом не выходить за пределы благочестия. Новая песнь написана с одной целью: приблизить просьбу о помощи — возможную мольбу к Богородице — к пониманию и восприятию современников.

В очередном выпуске программы "Слово" речь пойдет об исполнении нашей главной надежды: что мы воскреснем со Христом, о победе жизни над смертью, о спасении инославных и язычников. Программа вышла в эфир на Одинцовском телевидении 26 марта 2016 года.

Часто ли мы спрашиваем себя : «Зачем я живу, для чего?» «Верю ли я Богу и что есть моя вера?», «Готов ли я к смерти?» «Что для меня любовь и готов ли я любить по-настоящему? « Готов ли я к жертве?»… Неужели мы, прожив всю жизнь, так и не ответили на самые главные вопросы. И если мы не ставим перед собой этих вечных вопросов, это означает, что наша жизнь потеряла смысл, цель. За прописными, книжными истинами от правды не скроешься.

Становление словесности в Дунайских княжествах, находившихся под владычеством Турции, было путем народа к внутренней, а затем и внешней, политической свободе. Проблема свободы, одна из важнейших для искусства, жизненно важна для румынской литературы и постоянно ею затрагивается. Она — в центре творчества лучших румынских писателей.

Одним солнечным августовским днем (как обычно, четкая последовательность событий и их, не побоюсь сказать, предвечное значение выявляются значительно позднее) я вышел из желтой духоты московской подземки к зданию одного из самых крупных столичных книжных. Дойти до его дверей мне было не суждено — я остановился на краю широкого тротуара, там, где на клеенке или тряпке раскладывают товар своего рода частные предприниматели, собирающие книги самого различного толка.

Так диета или... взяли выше? Даже если не низко, есть опасность вместе с разговлением вернуться к привычному, земному, опуститься ни с чем на то же место, с которого начинали... Или изо всех сил постараться не сбиться с Пути, слегка подкрепиться, восстановить силы и пойти дальше, не оглядываясь назад. Тогда не станем соляными столпами, а Пост станет для нас действительно Великим, — сопричастным Главному, не бесплодным.

В конце 18-го века поэт Гавриил Державин написал возвышенную оду, в которой сделал попытку на основе библейского откровения описать неописуемого, непостижимого Бога. Обращаясь к Нему, поэт использовал самые возвышенные слова:

© 2011-2017  Правкруг       E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Содружество православных журналистов, преподавателей, деятелей искусства.

   

Яндекс.Метрика