Воспоминания Е. П. Озолиной о том, как она училась иконописи у сестры Евдокии Голицыной в Гефсимании, в Иерусалиме.

Евдокия Дмитриевна Голицына (1893 – 1964) — дочь Светлейшего Князя Дмитрия Борисовича Голицына, последнего владельца усадьбы Вяземы. После эмиграции во Францию стала монахиней в женском монастыре при храме Св. Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме. Организовала там иконописную мастерскую, в которой писала иконы.

Беседа с Елизаветой Павловной Озолиной состоялась в январе 2021 г. по телефону. В ней принимали участие научные сотрудники ГИЛМЗ А. С. Пушкина Наталья Волынская и Владимир Сизов. Подготовка текста к публикации — Н. Волынской.

Osolina

Елизавета Павловна Озолина — иконописец, реставратор, монументалист. Родилась в 1939 г. В Иерусалиме. В 11 лет начала обучаться иконописи у княжны Евдокии Дмитриевны Голицыной в Вифанской школе для девочек при русском Гефсиманском монастыре в Иерусалиме. В 1959 г. Создала свой первый иконостас в Акабе в Иордании. После кончины Е. Голицыной в 1964 г. переехала в Париж и работала под руководством Л. А. Успенского. С 1968 г. вместе с мужем, священником Николаем Озолиным, жила в Гааге. Работала над иконостасом храма в Бристоле (Англия). В 1980 г. реставрировала росписи храма Успения в Сен-Женевьев-де-Буа, затем выполняла роспись храма Трех Святителей в Свято-Владимирской Богословской семинарии в Крествуде (Нью-Йорк).

С 2002 г. Е. П.Озолина — профессор иконописания Православного Свято-Сергиевского Богословского института в Париже. Ее иконы находятся в храмах и частных собраниях во Франции, Голландии, Бельгии, США, России, Израиле.

Как и когда Евдокия Голицына попала Гефсиманию?

Я была маленькая, мне было 10 лет, и в один прекрасный день игуменья мне говорит: «Знаешь, что, завтра к нам приезжает Евдокия Голицына, она иконописец, и тебе будет интересно с ней познакомиться. Мы ее встретим». Я помню, как она приехала. Первое, что она мне показала — свои иконы. И мне очень понравился лак, они были лакированы. И сестра Евдокия мне сказала: «Если тебе интересно, мы будем заниматься иконописью». Я к ней пришла, она мне начала все показывать, объяснять, и мы подружились. Это был наш первый контакт дружеский и очень хороший. И с тех пор я каждый день к ней приходила.

А когда Евдокия Дмитриевна приехала, она была уже монахиней?

Должно быть да. Я не помню, чтобы она приехала в светском виде. Мне кажется, она уже была в монашеской одежде. Это было в 1950 году.

Мать Тамара и сестра Евдокия дружили?

Да, конечно.

Почти одновременно с Евдокией Дмитриевной прибыла в Гефсиманию Татьяна Константиновна Романова, дочь Великого Князя Константина Константиновича. Она уже приняла постриг с именем Тамара[1]. Я жила у нее в келье. И мать Тамара, и сестра Евдокия рассказывали мне про жизнь в царское время, про революцию. И они обе сказали мне, что приехали в монастырь каяться, что все они виноваты в том, что случилась революция, убийство Государя. И они хотели каяться в этом на Святой земле, «вымаливать Россию». И еще я думаю, их привлекали мощи Елизаветы Федоровны, которые находились в Гефсимании.

Мощи прмц Елисаветы

Справа от иконостаса, в мраморной раке, находятся мощи Великомученицы Елизаветы Гессен-Дармштадтской, Великой Княгини Елизаветы Фёдоровны (01.11.1864 – 18.07.1918). Фото orthodoxographia.com

Каждая из них пришла в Иерусалим своим путем, но почти в один и тот же год. У них был общий язык, воспоминания, это было очень родственно и утешительно. Поэтому их, наверное, вместе и поселили. Мать Тамара и сестра Евдокия много рассказывали мне о своей жизни.

Какими воспоминаниями о России они с вами делились?

Очень положительными, я даже удивлялась. Несмотря на революцию, на большевизм, на все, что было. Для них это была Святая Русь. Они каждый день молились об избавлении России.

Сестра Евдокия мне заповедала, если попаду в Россию, чтобы я там написала фреску в память погибших. И вы представляете, мне удалось это сделать, когда я приехала в Россию. Тогда был староста на Ваганьковском кладбище, ужасно стыдно, я забыла его имя. Он попросил меня сделать роспись, и я написала «Воскресение. Сошествие во ад», думая о сестре Евдокии. Я ее посвятила отцу Иоанну Майндорфу знаменитому философу, богослову. Я с ним в Нью-Йорке расписывала храм в богословской семинарии.

Таким образом, на Ваганьковском кладбище я осуществила желание сестры Евдокии. И если вы будете на Ваганьковском кладбище, вы можете ее увидеть.

Помните ли вы, как выглядела келья сестры Евдокии?

Комната была небольшая, узкая, шесть метров на четыре. Монашеская, простая келья. Все очень скромно: там стояла кровать, два стола, иконы… На одном столе занималась иконописью сестра сестра Евдокия, на втором работала я. Было два больших окна с занавесями, и, когда дул ветерок, мне казалось, что мы как будто плывем на корабле. Я проводила в этой келье весь день. У нас были разные заказы, переживания, но все проходило очень мило.

А где вы учились рисованию до того как приехала сестра Евдокия?

У нас была молодая инокиня, она писала иконы маслом. И я всегда страшно интересовалась ее работой, как она рисует. Но когда приехала сестра Евдокия, мне объяснили, что настоящие иконы, это другой стиль и другие материалы — это иконописные краски на яйце и так далее. И я таким образом приблизилась к сестре Евдокии, она учила меня, и мы стали вместе работать.

Я всегда интересовалась иконами и расскажу вам такую вещь. В нашем пансионе в Вифании была часовенка, где вся школа молилась утром и вечером, а по субботам бывала литургия. А на перемене, когда мы могли бегать по двору, я одна заходила в эту часовню и рассматривала образа, иконы. На царских вратах были изображения Христа и Богоматери. И Богоматерь держала в руках часовню, а Христос — школу. И я всегда смотрела и думала: «Как это так? Наша школа была до Христа или Христос был до школы?» Мне тогда было шесть лет, и это меня очень занимало.

Не рыдай v2

А был еще такой случай в первые мои дни в школе. Во время службы я увидела большую икону «Не рыдай мене мати». И вдруг, во время службы, когда шло чтение, пение, я закричала на всю церковь: «Ай-яй-яй! Смотрите, как Христу больно! Почему он в коробке? Смотрите, как мама его плачет!» Все прибежали меня успокаивать, а я еще громче кричу «Смотрите, смотрите!» Так сильно это меня волновало.

Что это был за иконописный класс? Как проходил урок иконописи?

Когда сестра Евдокия приехала, в другом здании, в большей комнате нас училось иконописи несколько человек. Но они очень быстро как-то отошли от этого. А мне сестра Евдокия сказала: «Но тебя я не отпущу, ты будешь продолжать». И мы тогда с ней перешли рисовать в ее келью. И я с большой радостью с ней продолжала. Я была маленькой девочкой, но мы как-то очень дружно с ней жили, это удивительно. Сестра Евдокия была очень деликатная, все терпеливо мне объясняла.

Мою первую икону — изображение Богоматери, мы начали на бумаге, на толстой бумаге. Это был мой первый опыт рисунка, работы с красками, кистью. А первая моя икона на доске был ангел из Троицы Рублева.

У меня есть фотография сестры Евдокии в ее комнате; она стоит наклонившись и показывает икону. К ней приходили учиться люди извне, не из монастыря.

В 1950 году, после войны арабов с Израилем нашу Вифанскую школу, которой руководила мать Мария Робинсон, шотландка, пришлось закрыть и превратить в больницу, потому что привозили очень много раненых. Время было послевоенное, заниматься было трудно. Но мы там жили, а уроки нам давали частным образом. Моей учительницей была Анна Васильевна Голенищева-Кутузова (мать Арсения), она была удивительный, образованнейший человек, говорила на пяти языках, воспитывалась в Германии. Она была и математик, и лингвист, и художник. Анна Васильевна занималась нашим одним классом, где были девочки 9–10 лет.

Среди наших учителей и воспитателей были выпускницы Смольного института. В прошлом светские дамы, они приняли монашество.

Общество в обители было очень интересное; это была русская аристократия, дворяне. Иногда между ними были смешные разногласия — дворяне считали, что они более русские, чем аристократы.

Мне очень повезло, вокруг меня были такие интересные люди, я выросла в необыкновенной среде.

А когда приехала сестра Евдокия, все было достаточно свободно, я была в Гефсимании и могла к ней ходить каждый день и учиться иконописи.

Кстати сказать, у сестры Евдокии было английское воспитание и образование. Она мне рассказывала, что когда она приехала в Англию, ее там спрашивали, ходят ли медведи по улицам Москвы?

Вы называете дом, где жила игуменья «аристократическим или игуменским». Расскажите о нем, пожалуйста.

В этом игуменском доме, который я называю «аристократическим» жили: игуменья мать Мария — хранительница Гефсиманской церкви, ее помощница, мать Варвара Цветкова, мать Тамара — Татьяна Константиновна Романова, сестра Евдокия — Голицына Евдокия Дмитриевна и я девочкой там жила вместе с ними.

Это небольшое здание, очень красивое, с балконом, было построено одновременно с храмом Марии Магдалины. Думаю для тех, кто обслуживал храм.

Игуменья Тамара

Игуменья Тамара (Татьяна Константиновна Романова, дочь Великого Князя Константина Константиновича).

У матери Тамары наверху была большая комната, рядом комната сестры Евдокии. Напротив — большая игуменская приемная, а внизу, в подвальном помещении, жила игуменья мать Мария со своей келейницей Цветковой и помощницей. Там были все удобства: маленькая ванная, уборная. Позже к этому дому пристроили небольшую кухоньку для игуменьи, у нее было слабое здоровье, она не всегда могла ходить на общую трапезу, и ей готовили что-то более легкое.

Остальные девочки жили в других корпусах, но их в то время было очень мало.

Как получилось, что вы стали жить в одной комнате с матерью Тамарой?

Храм стоял наверху, под ним тоже были кельи, а дом — внизу. Сначала я жила под храмом с нашей экономкой, сестрой Анастасией. Каждый вечер у нас была вечерняя служба, после нее ужин. Мать Тамара ходила на службу и на ужин в трапезную вместе со всеми сестрами. А после ужина я ее всегда провожала до порога ее дома, слушая ее рассказы. Я держала мать Тамару под руку, и мы так шли к ее дому, но у порога я ее брала за подрясник, поворачивала лицом к себе, и спрашивала «А потом что?»

И она как-то сказала «Знаешь, нам было бы хорошо жить вместе. Я попрошу игуменью, чтобы тебя переселили ко мне». Игуменья, конечно, не могла отказать сестре Тамаре и дала свое разрешение. Вот так я переселилась в ее комнату. А сестра Анастасия была очень ко мне привязана и огорчалась, поэтому мы с матерью Тамарой каждый день после ужина ходили пожелать сестре Анастасии спокойной ночи, и потом спускались в свою комнату.

Мы вместе с матерью Тамарой, жили в большой комнате, а в смежной, меньшей жила сестра Евдокия. И мы втроем всегда общались, это было очень трогательно. Я тогда говорила на трех языках — английском, русском, арабском. И мой русский немножко пострадал, потому что больше было английского и арабского. И мать Тамара с сестрой Евдокией решили, что я должна улучшить свой русский разговорный. А я им всегда отвечала — «потом, потом». Но они давали мне что-нибудь читать, а вечером я сидела у них на кровати и пересказывала, а они поправляли мои неправильные фразы и выражения.

Время проходило, я выросла, жила и работала в Гефсимании.

Сестра Евдокия заболела и лежала в больнице, долго, два месяца. Мы, послушницы в Гефсимании не могли ходить, куда хотим. Сестра Елена, экономка, иногда ходила ее навещать.. И однажды она мне говорит: у нас есть такое поверие: «умирающий человек не умирает, пока не увидит самого близкого ему человека, лишь увидев его, он отходит. Пойди, к сестре Евдокии, навести ее». И я конечно сразу побежала. Я помню, это было 4 декабря, она так была рада. Она лежала, я сидела рядом, мы очень много говорили, было весело, мы шутили даже над некоторыми сестрами. Я провела у нее вечер, и этой же ночью она умерла.

Такая была между вами близость, вы отчасти заменили ей семью?

Да, я думаю так. Она мне даже говорила: «Ты член моей семьи».

Продолжала ли сестра Евдокия общаться со своей семьей?

Конечно! Ее брат Владимир приезжал в Иерусалим ее навестить. Она была очень сильно привязана к своей семье. И рассказывала, как ее мама (Екатерина Владимировна Голицына) каждое воскресенье ездила на обед к государыне Марии Федоровне, матери Николая II. Она помнила, как мама готовилась к этому, одевалась, стоя перед зеркалом. Екатерина Владимировна немного картавила, а отец (Дмитрий Борисович) над этим подшучивал. Такие очень личные воспоминания.

Семья была очень, очень религиозная. Они часто ездили в Троице-Сергиевскую лавру.

А говорила ли сестра Евдокия, как они из Ялты приплыли в Стамбул, на Принцевы острова?

Она рассказывала о тех ужасных условиях, которые были на корабле, люди были как селедки в бочке, очень тесно. А когда люди умирали, их выбрасывали за борт.

Рассказывала ли Евдокия Дмитриевна вам о своей жизни во Франции?

Она рассказывала о том, что русская эмиграция всегда собиралась в кафе, были знаменитые кафе в Париже. Они приходили вечером и сидели до двух часов ночи, очень по-русски — разговаривали, пели. А французы их спрашивали: «Как это так, вы все потеряли, живете здесь и такие веселые?» Их это поражало.

Брат Евдокии Дмитриевны Владимир был шофером такси в Париже. Некоторые князья работали швейцарами в отелях, стояли при входе в шикарные отели. И самое смешное, когда приходили гости, которые не знали как повернуться, эти швейцары им подсказывали как себя вести. Они, конечно, знали все светские приемы.

В первую эмиграцию входило очень много аристократов, и они совершенно не стеснялись работать на самых простых работах. Например, Евдокия Дмитриевна была сапожником, шила какую-то обувь.

Где Евдокия Дмитриевна Голицына начала учиться иконописи?

Подворье Лавры СПб

В Петербурге было подворье Троице-Сергиевой лавры, там жили монахи, один из них был монах-иконописец из лавры, который учил Евдокию Дмитриевну частным образом. Как она с ним встретилась, я не знаю. Он ей всегда говорил, что не надо копировать, нужно свободно рисовать, делать рисунок без кальки. И потом сестра Евдокия учила этому меня. Ее рисунки, иконопись были очень свободные. Она рисовала от руки, и ее иконы отличаются от других, они свободные, модерновые.

Когда сестра Евдокия была в Париже, там существовало общество «Икона», и оно ее не очень принимало как иконописца. Я потом поняла, почему, ее рисунки были очень своеобразные.

Сохранились ли где-нибудь иконы сестры Евдокии?

У меня есть две ее иконы, но они в деревне, и я сейчас не могу туда поехать.

Наверное есть 2–3 иконы в Гефсиманском монастыре. Мы обычно писали иконы на заказ частным людям. Приходила игуменья и говорила, что есть заказ на определенную икону, и мы садились и писали. А потом эту икону увозили. Тогда не было и мысли о том, чтобы делать фотографии. И так они разошлись, в Израиле должны быть по разным местам. Сейчас это уже трудно найти.

 


[1] Мать Тамара — Романова Татьяна Константиновна (1890 – 1979) в эмиграции с 1920 г. Приняла монашество Швейцарии и была направлена в Иерусалим. С 1951 по 1975 — игуменья Спасо-Вознесенского русского монастыря на Елеоне.

 

Для вводной иллюстрации используется фотография начала ХХ века из альбома духовной миссии в Ерусалиме. https://sobory.ru/photo/156517

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Правкруг.рф  —  это христианский православный интернет-журнал, созданный одноименным Содружеством православных журналистов, педагогов, деятелей искусства  

Новые материалы раздела

РБ v2

Чудесный дом

Епарх Один v4

 socseti vk long  socseti fb long

Баннер НЧ

us vyazemy v2

ЦС banner 4

-о-Бориса-Трещанского-баннер10-.jpg

баннер16

Вопрос священнику / Видеожурнал

На злобу дня

07-07-2015 Автор: Pravkrug

На злобу дня

Просмотров:4142 Рейтинг: 3.71

Как найти жениха?

10-06-2015 Автор: Pravkrug

Как найти жениха?

Просмотров:5043 Рейтинг: 4.62

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

30-05-2015 Автор: Pravkrug

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

Просмотров:5277 Рейтинг: 4.31

Скажите понятно, что такое Пасха?

10-04-2015 Автор: Pravkrug

Скажите понятно, что такое Пасха?

Просмотров:3774 Рейтинг: 4.80

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

08-04-2015 Автор: Pravkrug

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

Просмотров:3766 Рейтинг: 5.00

Вопрос о скорбях и нуждах

03-04-2015 Автор: Pravkrug

Вопрос о скорбях и нуждах

Просмотров:3200 Рейтинг: 5.00

В мире много зла. Что об этом думать?

30-03-2015 Автор: Pravkrug

В мире много зла. Что об этом думать?

Просмотров:4028 Рейтинг: 4.67

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

14-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

Просмотров:3302 Рейтинг: 4.57

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

11-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

Просмотров:2966 Рейтинг: 5.00

Зачем в школу возвращают сочинения?

06-03-2015 Автор: Pravkrug

Зачем в школу возвращают сочинения?

Просмотров:2662 Рейтинг: 5.00

У вас были хорошие встречи в последнее время?

04-03-2015 Автор: Pravkrug

У вас были хорошие встречи в последнее время?

Просмотров:2937 Рейтинг: 5.00

Почему от нас папа ушел?

27-02-2015 Автор: Pravkrug

Почему от нас папа ушел?

Просмотров:3989 Рейтинг: 4.60

 

Получение уведомлений о новых статьях

 

Введите Ваш E-mail адрес:

 



Подписаться на RSS рассылку

 

баннерПутеводитель по анимации

Поможет родителям, педагогам, взрослым и детям выбрать для себя в мире анимации  доброе и полезное.

Читать подробнее... 

Последние комментарии

© 2011-2020  Правкруг       E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Содружество православных журналистов, преподавателей, деятелей искусства.

   

Яндекс.Метрика