Посидим в Тишине…

После Светлого Христова Воскресения, на Светлый понедельник, приснился сон: не рядовой, удивительно живой, если не сказать, — живительный. Со смыслом, который и разгадывать-то не надо, — разве что поделиться:

Незнакомое помещение с большими окнами и кафельными стенами, — вроде операционной в больнице. Солнце светит прямо в глаза, ослепляюще, едко, болезненно, не тепло… Ощущение пронизанности этим холодным светом всего насквозь, леденящего «растворения воздУхов». Абсолютная Тишина, но не спокойная, — гнетущая, тяжелая.

Знакомое чувство. Отголоски прошлой зимы…

Три смерти подряд. Сначала страшная трагедия: перед Новым годом, трагически погибает знакомый мальчик десяти лет. На второй неделе Великого Поста, за несколько дней до 105-летия, умирает мой дедушка-долгожитель. И на Крестопоклонной, — близкий нашей семье человек сорока лет. Мальчик, старик, мужчина среднего возраста… Три разных смерти, три разных ее духа.

Дедушка. Ушел тихо и спокойно. Его хоронили в родном городе, вблизи храма, рядом с бабушкой, — и на душе было не тяжело, чувствовалось обретение желанного покоя. Пребывал в готовности, Тишине уже заранее. Больше ста лет он был полон сил, — все при делах, все не до и не для себя, — вырастили с бабушкой внука с синдромом Дауна, и другим помогали. Даже на «старости лет» у них рассиживаться не благословлялось: те же скамейки за столом, как специально, вдоль стены, — узкие, неудобные, — не расслабиться… Последние годы силы оставляли, ясность сознания терялась, но незадолго до смерти дедушка отчетливо произнес: «Наш Бог — Иисус Христос!». С особенным воодушевлением, как будто ему вдруг открылось… Что совершенно удивительно для человека, который не был религиозен, принимал Причастие только в конце жизни, уже несознательно. Видимо все-таки сознательно.

Мальчик. До девяти дней у нас ночевала его мама. И вместе с ней, — отчетливое присутствие юной, полной жизни души… Под утро сбежались и размяукались кошки, истошно, по-человечески надрывно, — он их любил. Вдруг на телефоне включилась какая-то программа, считывающая голос, и написала на экране: «А вот смотри у меня кошка!». Конечно, он не наигрался, — и продолжает: ему там не тяжело. Тяжело нам, — «видиши бо яко сильнии и младии умирают»… И «слышиши» пронзительную Тишину, заглушающую орущих кошек и привычные звуки, — гнетущую и щемящую, не позволяющую дышать в привычном ритме. Стоило его маме уехать, как буквально вмиг рассеялось… Он явно следовал за ней. По-прежнему, скорбно, но воздУх стал другим — более легким, «дышабельным».

Мужчина. Эта смерть, — совсем близкая, совершенно неожиданная, в самом расцвете… Его супруга (страшно сказать, — вдова в 35 лет) была у нас первое время, — и… явное чувство смятения души, которая не готова, не смирилась, — ей не сразу обретается покой.

Очень помогало чтение Псалтыри. Но ожидание рассвета в эти дни стало непростым испытанием: все замерло, время растянулось, светало так медленно, будто солнцу тоже нелегко — подняться, воспрять, осветить… Нарушить Тишину, — и так до боли тяжелую.

Врата

Ощущение, будто в ее недрах приоткрываются врата, и Оттуда доносится веяние. Не хочется нагнетать, но наверняка смерть близких не делает их дальними. А еще похоже, что эти врата по-разному срабатывают: кто-то сразу аккуратно их прикрывает, кто-то игриво заглядывает снова… кто-то мечется, их расшатывая, передавая сигналы о помощи… И тогда получается зазор, люфт, что даже в обычных дверях является нежелательным явлением. Без готовности, согласия, завершенности, когда мир притягивает, не отпускает, — «легкой» Тишины ждать не приходится. Той, что синоним «благорастворения воздУхов»: «христианская кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны…»

Самая благоговейная, полная, глубокая, — в Великую Пятницу и Субботу, — преблагословенный ее день, когда «молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет». Приходит время Великого покоя, Великой Тишины.

Отголоски можно услышать на кладбище, — кто-то назвал ее «Тишиной ожидания», — тихую и смиренную. А вот преддверие, — первые дни «по…», — увы, могут быть полной противоположностью, — тревожными, неистовыми, мятежными… Проводником всего этого парадоксально становится опять же Тишина, но другая, наполняющая воздУх, чем-то Иным, от чего дух захватывает… Не это ли чувство принято путать с обычным, — «киношным» страхом смерти?

Этот страх, как заметил митрополит Антоний Сурожский, «может быть преодолен силой сострадания или неотвратимостью участия в происходящем»[1]… То есть распространенная, распиаренная «ужастиками» боязнь умерших, — явное свидетельство попыток отстраниться, «чураться», избежать причастности. Весьма постыдное, предательское чувство по отношению к ближним. Бросить в самую трудную минуту, — возможно сверхтрудную, когда молитвенное сопереживание — вопрос жизни… Вечной! А ведь немало свидетельств, когда провожающие, «слышащие», «неструсившие» становятся немалым утешением. Или, к своему стыду, становятся в сторонку. Вопрос чести. Зачастую сподручнее дрожжать, чем молиться…

Бабушка

Недавно слышала от знакомой, у которой в доме живет бабушка преклонных лет, опасения, что та вдруг умрет: «Это же немысленно, — наверное лучше отправить ее подобру-поздорову «согласно прописке»:

«В доме же дети!»

То есть бабушки-дедушки, тем более «пра», — весьма опасные элементы, зона риска. Только как вне ее обретать «память смертную», столь важную для настоящей, «бездрожжевой» жизни? Помню уход «первого» дедушки, — мне было восемь лет. Считаю момент прощания с ним наиважнейшим, дорогим сердцу переживанием. «Лишение» было бы совершенно преступным. Удивительно отчетливо запомнилось, что на фоне ухода из жизни, все привычное вмиг сделалось незначительным, мелким и пустым. Многозначительной была лишь сама смерть и сопровождавшая ее особая атмосфера, — той самой глубокой Тишины, встреча с «вечностью», которую невозможно забыть. Хотя через призму радостного теплого детства, - она действует приглушенно и щадяще. Интересно, что потом, это чувство вновь меня настигало, ни с того, ни с сего, — просто когда никого рядом, когда Тишина. Странное, пугающее ощущение разделенности тела и души, будто смотришь на себя извне, а все вокруг становится каким-то призрачным, не важным, не настоящим. Подозревала, что схожу с ума, — только что-то рано, приставала с вопросами к своим «детсадовским» подружкам, — бывает ли с ними Такое… как бы так объяснить… Они меня не понимали, и я решила подобру-поздорову оставить эту «волну».

Посидим

То есть вечное рядом, — нужно лишь поработать над «настройками»: посидеть в Тишине, покое, сосредоточиться, — открывается многое, — как минимум, тленность преходящего… Вспоминается одна притча о странном завещании отца неверующему сыну. Чувствуя приближение смерти, он просил приходить сорок дней в ту комнату. Ненадолго, — просто сидеть в Тишине. Сын исполнил просьбу, и по истечении «отмеренного» срока стал глубоко верующим. «Венец любви — это тишина», — писала наша святая императрица Александра Федоровна Романова. Феномен «Тишины» нами явно недооценен.

Скорее мы научились хорошо ее «глушить». Прогонять все «непозитивное». А то и всех, — близких «обезвредить» заранее и подальше, а уж случись Что… На Это есть «специально обученные» службы, — вмиг налетают, «освобождают», — опомниться не дают… Неужели еще мгновения назад живому человеку, уже не нужно тепла родных, достойного приготовления с любовью и молитвой? Сразу с глаз долой, да казеный, показной марафет. Попирается право на достойный уход, внимание, столь значимую для всех Тишину…

Сфера услуг подгребает самое святое, а мы рады в этом уподобиться «прогрессивному» миру. По наблюдению Антония Сурожского: «для доброго британца умереть было чем-то совершенно непристойным, что людям не следует так поступать со своими друзьями и родственниками, и, если они падут настолько низко, чтобы покинуть этот мир, они будут скрыты в своей комнате, пока похоронное бюро не вывезет их и не освободит семью от их присутствия, потому что по отношению к своим родным человек не должен совершать такую непристойную вещь, как умереть

Мы живем так, будто никогда не умрем»[2]

У окна

Итак, Тишина… больница, яркий свет, сон «в руку»… Точнее просто моя рука. Она вдруг перестает слушаться, деревенеет, — наблюдаю с ужасом, как синеет, умирает часть меня. Охватывает холод, стремительно распространяясь по всему телу… Абсолютно реальное чувство смерти, потусторонней Тишины… Мир остается, ты исчезаешь, — мгновение, — и ВСЁ. Страшно, ничего нет страшнее… Самому Господу было страшно умирать.

Я пытаюсь собраться с духом, последними силами, и вдруг произношу:

Христос Воскрес!!!

Осенило, озарило… Свершилось Спасение! Свершилось Воскресение!

Я просыпаюсь. Светлый Понедельник. Солнце греет, утешает, ласкает.

От смерти — к ЖИЗНИ!!! Ничего нет важнее Воскресения.

Как точно выразил Борис Пастернак:

… Но пройдут такие трое суток

И столкнут в такую пустоту,

Что за этот страшный промежуток

Я до Воскресенья дорасту.[3]

Да, всем «нам расти еще расти…. только НЕБО впереди!»[4]

Своим Воскресением Он вернул нас к жизни, а Вознесением обратил к Небу, и теперь каждый может стать участником Божественной славы.

Он с нами во все дни и Он нас Воскресит!

Если мы дорастем, оживем и пойдем за Ним сейчас, а не будем мертвыми, которые погребают своих мертвецов…

Христос Воскрес!!! Христос Воскрес!!! Христос Воскрес!!!

ВОИСТИНУ! ВОИСТИНУ!! ВОИСТИНУ!!!

 


[1] Митрополит Антоний Сурожский. Жизнь и вечность: 15 бесед о смерти и страдании.

[2] Митрополит Антоний Сурожский. Жизнь и вечность: 15 бесед о смерти и страдании.

[3] Борис Пастернак. Магдалина. 1949 г.

[4] Юрий Энтин. Крылатые качели.

Анна Матвеева

Анна Матвеева - выпускница факультета журналистики МГУ им. Ломоносова, автор материалов в ряде печатных изданий.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Правкруг.рф  —  это христианский православный интернет-журнал, созданный одноименным Содружеством православных журналистов, педагогов, деятелей искусства  

Новые материалы раздела

РБ v2

Чудесный дом

Епарх Один v4

 socseti vk long  socseti fb long

Баннер НЧ

us vyazemy v2

ЦС banner 4

-о-Бориса-Трещанского-баннер10-.jpg

баннер16

Вопрос священнику / Видеожурнал

На злобу дня

07-07-2015 Автор: Pravkrug

На злобу дня

Просмотров:4222 Рейтинг: 3.71

Как найти жениха?

10-06-2015 Автор: Pravkrug

Как найти жениха?

Просмотров:5107 Рейтинг: 4.62

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

30-05-2015 Автор: Pravkrug

Неужели уже конец? Высказывание пятнадцатилетней девочки.

Просмотров:5356 Рейтинг: 4.31

Скажите понятно, что такое Пасха?

10-04-2015 Автор: Pravkrug

Скажите понятно, что такое Пасха?

Просмотров:3848 Рейтинг: 4.80

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

08-04-2015 Автор: Pravkrug

Почему Иисус Христос любил Лазаря и воскресил его?

Просмотров:3867 Рейтинг: 5.00

Вопрос о скорбях и нуждах

03-04-2015 Автор: Pravkrug

Вопрос о скорбях и нуждах

Просмотров:3261 Рейтинг: 5.00

В мире много зла. Что об этом думать?

30-03-2015 Автор: Pravkrug

В мире много зла. Что об этом думать?

Просмотров:4094 Рейтинг: 4.67

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

14-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему дети уходят из церкви? Что делать родителям?

Просмотров:3353 Рейтинг: 4.57

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

11-03-2015 Автор: Pravkrug

Почему вы преподаете в семинарии? Вам денег не хватает?

Просмотров:3026 Рейтинг: 5.00

Зачем в школу возвращают сочинения?

06-03-2015 Автор: Pravkrug

Зачем в школу возвращают сочинения?

Просмотров:2732 Рейтинг: 5.00

У вас были хорошие встречи в последнее время?

04-03-2015 Автор: Pravkrug

У вас были хорошие встречи в последнее время?

Просмотров:3006 Рейтинг: 5.00

Почему от нас папа ушел?

27-02-2015 Автор: Pravkrug

Почему от нас папа ушел?

Просмотров:4062 Рейтинг: 4.60

 

Получение уведомлений о новых статьях

 

Введите Ваш E-mail адрес:

 



Подписаться на RSS рассылку

 

баннерПутеводитель по анимации

Поможет родителям, педагогам, взрослым и детям выбрать для себя в мире анимации  доброе и полезное.

Читать подробнее... 

Последние комментарии

© 2011-2020  Правкруг       E-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Содружество православных журналистов, преподавателей, деятелей искусства.

   

Яндекс.Метрика